Архитектура общественных пространств в Москве из темы для круглого стола в «Афише» превратилась в реальную индустрию, и если рестораны и парки города давно уже преобразились невероятно, то гостиницы все еще открывают по канону старых денег — если, конечно, считать старыми деньгами капиталы девяностых. Из сравнительно конкурентных бутик-отелей, в которых заселился бы и берлинский диджей, и львовский разработчик, в Москве можно назвать два. Это ветеранский Golden Apple на Малой Дмитровке (хром и стекло, черное и белое, немного заветренная брутальность) и симпатичный Mamaison на Покровке (латунные круглые лампы, как в «Солянке», гигантские фотографии неотфотошопленных детей и пенсионеров на стенах, строгая мебель в номерах).

Под конец года прямо на Пушкинской площади открылся StandArt — первый московский отель ассоциации Design Hotels, включающей около трехсот независимых дизайн-отелей мира. 25 Hours Hotel в Берлине, Klaus K в Хельсинки, Rooms Hotel Kazbegi в Грузии — все они там.

Это очень северное по духу пространство: от фасада, напоминающего югендстиль Петроградской стороны в Петербурге, до тесных, предельно функциональных коридоров, в которых ни сантиметра не потрачено, чтобы пустить пыль в глаза. От сентиментальной мозаики с оленями в лесу над стойкой консьержа до грубо оштукатуренных стен. От деревянных капсул в духе Алвара Аалто, в которых спрятаны спальные места, до экоупаковки мыла и зубной щетки (слова «мыло» и «зубная щетка» набраны соевыми чернилами). От кофеварки Nespresso в каждом номере до телевизора, спрятанного в скромном зеркале без всяких золоченых рам. Плюс халаты Etro, косметика Lanvin в ванной и шершавые коробки очень вкусных конфет. Почти в каждой комнате — утопические картины художника Стаса Трацевского с космической флорой и фауной: местами это напоминает обложку книги «Корпорация счастья», местами — советские мозаики из холлов проектных институтов.

Сотрудники отеля предпочитают называть общий стиль StandArt словом «ретрофутуризм», однако главным зрелищем предлагают считать вид на Пушкинскую площадь. Этот вид, откровенно говоря, не всегда выносим, но такова Москва: бурный поток машин зажимает в кольцо сквер с сусальными дед-морозами. Автор «Афиши» оказался в отеле в День Конституции России, когда омоновцы крутили митингующих, — тоже очень московское ощущение. Но вечерами включается подсветка, темп прогулок по Страстному замедляется, и вывеска очередного мюзикла в концертном зале «Россия» кажется приветом из какой-то веселой жизни.

Еще одна особенность — это первый в Москве отель, который сразу задуман как социальное пространство. И под этим подразумевается не возможность принять свадебный банкет, а открытость для горожан. Во-первых, это ресторан «Север-Юг». Здесь на посуде, имитирующей пни и сланец (куда без этого), подают, кроме прочего, гениальный борщ и отличный хумус из гречки — кисловатый, копченый. Зайти поужинать на каникулах — в самый раз. Кроме того, весной откроется новый коктейльный бар. Главная же сенсация заработает летом — это терраса на крыше, вид с которой может посоперничать и с O2 Lounge на крыше The Ritz, и с баром Timeout в «Пекине». Продажей напитков и закусок дело не ограничится — программированием тут занимается Сева Щербаков, совладелец клубов First и Famous, основатель агентства Monstars of Creative, которое ввело в Москве моду на покерные клубы и прочие вечеринки сегодняшнего дня. В StandArt его должность называется «бренд-директор» и подразумевает, что он должен придумать жизнь вокруг стандартной схемы «заселение — завтрак — чекаут».

Источник: Афиша Daily